Криза енергетичної галузі: перспективні шляхи виходуА. Рябоконь, мл. науч. сотр. «СІАЗ» НБУВ

Атомная энергетика в условиях кризиса на энергорынке Украины

 

Энергетика в Украине оказалась на грани кризиса, который проявляется в падении спроса на электроэнергию и уголь, многомиллиардных долгах перед производителями и рисках блекаута. Государство проигнорировало проблему на этапе ее возникновения. Более того, популизм отдельных политиков и чиновников лишь усугубил этот кризис. Непрофессионализм и безответственность навредили энергетике и приблизили ее к коллапсу еще больше, чем объективные и неизбежные факторы, такие как аномально теплая зима и падение промышленности на фоне замедления экономики, карантин вследствие пандемии коронавируса.

Еще несколько лет назад энергетические эксперты и аналитики предупреждали, что нельзя бесконтрольно строить и вводить в эксплуатацию такие объемы генерации возобновляемых источников энергии (далее – ВИЭ). Речь шла не только о заоблачных «зеленых» тарифах и отказе от мирового тренда. Дело в том, что старая украинская энергетическая система не может принять в свой баланс такое количество малопрогнозируемой выработки ВИЭ. Кроме того, традиционно в Украине существует дефицит маневренных мощностей, которые позволяют поддерживать объединенную энергетическую систему в рабочем состоянии и предотвращают ее разбалансировку.

Тем временем неконтролируемое развитие ВИЭ в Украине, подкрепленное и защищенное законодательными инициативами, набирало обороты.

В конце 2018 г., установленная мощность генерации ВИЭ составляла 2,13 ГВт. В 2019 г. она возросла до 4,25 ГВт, а к началу 2020 г. уже составила 6,38 ГВт. При этом никаких изменений в решениях проблем с обеспечением увеличения маневренных мощностей, упорядочением излишне «тепличных» условий и возложением ответственности за «небалансы» ВИЭ за это время так и не произошло.

Ситуация усугубилась поспешным введением новой модели рынка электроэнергии с 1 июля 2019 г. без выполнения определенных Законом Украины «О рынке электроэнергии» обязательств. Прежде всего до начала работы новой модели рынка не было ликвидировано перекрестное субсидирование (ответственность НКРЭКУ) населения промышленностью. Не была решена проблема долгов ГП «Энергорынок», которое ликвидировалось, перед генерирующими компаниями. Например, долг «Энергорынка» перед НАЭК «Энергоатом» составил почти 12 млрд грн.

ПрАО «Укрэнерго» не подготовило надежное программное обеспечение для коммерческого учета, не ввело важнейший сегмент рынка – рынок вспомогательных услуг. Из-за невыполнения норм Закона Украины «О рынке электроэнергии» Кабинет Министров возложил специальные обязанности по обеспечению общественных интересов (дотирование населения) и развитие ВИЭ (компенсация «зеленых» тарифов между рыночной стоимостью электроэнергии на государственные компании «Энергоатом», «Укргидроэнерго» и «Укрэнерго».

Вследствие такого решения правительства крупнейший производитель относительно дешевой электроэнергии НАЭК «Энергоатом» был лишен возможности широкой деятельности на рынке двухсторонних договоров, и таким образом такие промышленные предприятия с большим потреблением электроэнергии, как ферросплавные заводы, вынуждены были покупать электроэнергию у ТЭС по цене, вдвое выше, чем могли бы купить у «Энергоатома».

«Укргидроэнерго» также несет убытки, поскольку не получает денег за регулирование ОЭС в часы пик из-за отсутствия рынка вспомогательных услуг. Собственники ферросплавных заводов заблокировали выплаты компенсаций по «зеленому» тарифу со стороны «Укрэнерго». ГП «Гарантированный покупатель» в связи с отсутствием платежей от «Укрэнерго» не может рассчитаться как с «Энергоатомом», так и с производителями на ВИЭ.

Кризис стал углубляться в связи с падением промышленного производства в ІV квартале 2019 г. и І квартале 2020 г., соответственно, потреблением электроэнергии. И решающим фактором для ОЭС стал карантин в связи с коронавирусом. Потребление электроэнергии упало на 10 % – это очень много. При обязательствах выкупать весь объем электроэнергии по «зеленым» тарифам, падении потребления и дефиците маневренных мощностей ясно, что будет и наращивание маневренной доли ТЭС, и доли ВИЭ, а энергоблоки АЭС будут ограничивать и выводить в резерв. При условии присоединения к ОЭС Украины до конца 2020 г. 7,5 ГВт ВИЭ, производство АЭС придется снизить почти 6000 МВт, при этом генерация ТЭС возрастет на 3000 МВт.

С начала года опережающими темпами стали накапливаться долги между участниками рынка. Так, ГП «Гарантированный покупатель» задолжал «Энергоатому» с начала года около 5 млрд грн, «Укргидроэнерго» – около 250 млн грн, производителям по «зеленым» тарифам – около 3,7 млрд грн. «Укрэнерго» – задолжало ГП «Гарантированному покупателю» 5,7 млрд грн.

В кризисе электроэнергетической отрасли и ситуации с платежами на рынке электроэнергии виноваты прежде всего государственные институции, которые должны были системно и постоянно решать проблемы по мере их возникновения. Де-факто на сегодняшний день мы наблюдаем кризис государственной политики в сфере электроэнергетики, квази-рынок без конкуренции, ручное управление энергетикой, колоссальное наращивание долгов перед государственной генерацией, действующие лоббистские законы (принимавшиеся с учетом конкретных бизнес-интересов) и развитие сценария с ограничением базовой генерации АЭС, который только-только начинает набирать обороты.

Еще в начале апреля украинские ветераны-атомщики заявили о критической ситуации в ядерной энергетике страны. «В течение нескольких месяцев ведущий поставщик электроэнергии в стране, НАЭК “Энергоатом”, не имеет постоянных руководителей, которые бы получили соответствующие разрешения органа ядерного регулирования. Следовательно, юридически никто не отвечает за безопасность АЭС. Неужели нам мало Чернобыля, и мы пытаемся повторить его снова?»– говорилось в письме Ассоциации ветеранов атомной энергетики и промышленности Украины, адресованном Президенту В. Зеленскому, Премьер-министру Д. Шмыгалю и спикеру Верховной Рады Д. Разумкову. 

Причем специалисты, которые подписали документ, имеют непосредственный опыт в этом вопросе, так как многие из них ранее руководили разными АЭС: экс-директор Ровенской АЭС В. Коровкин, бывший глава Запорожской АЭС В. Бронников, экс-директор Смоленской АЭС Г. Копчинский, бывший главный инженер Чернобыльской АЭС, экс-глава Госатомнадзора Украины Н. Штейнберг и др.

Они отмечают, что управляемая дезорганизация так называемого энергорынка привела к неплатежам за произведенную электроэнергию. «НАЭК “Энергоатом” испытывает дефицит финансовых средств для обеспечения безопасной эксплуатации и закупок ядерного топлива, который стремительно растет. Осознаете ли Вы, к чему приведет вынужденная остановка ядерных энергоблоков?» – задаются вопросом ветераны-атомщики.

Представители Ассоциации обращают внимание руководства государства на то, что в последнее время не прекращаются попытки «протащить» в руководство НАЭК «Энергоатом» людей, профессионально далеких от ядерной энергетики, для управления финансовыми потоками в интересах лиц, для которых собственное процветание выше благополучия страны и ее населения. «Осознаете ли Вы, что все это является грубым нарушением международного режима ядерной безопасности? Не пора ли прекратить интриги вокруг ядерной энергетики Украины и принять меры, чтобы обеспечить безопасность страны и благосостояние ее народа?» еще один вопрос властям от ветеранов отрасли.

Обращаясь к Президенту Украины, Премьер-министру и спикеру парламента, авторы письма отмечают: «Мы не просим и не призываем, а настаиваем: прекратите практику ВРИО (временно исполняющих обязанности), прекратите финансовую дискриминацию НАЭК “Энергоатом”, предотвратите сползание страны к очередному Чернобылю!»

Запорожская атомная электростанция 21 апреля отключила и вывела в резерв энергоблок № 2 в связи с балансовыми ограничениями в энергосистеме. В «Укрэнерго» объясняли такое решение общим падением потребления электроэнергии из-за праздников и карантина на фоне увеличения производства электроэнергии ветровых и солнечных электростанций (ВЭС и СЭС) более чем в два раза.

Вслед за энергоблоком № 2 Запорожской АЭС в резерв с 10 мая будет выведен энергоблок № 3 Ровенской АЭС и энергоблок № 6 Запорожской АЭС – оба мощностью 1000 МВт. «С учетом предоставленных НЭК “Укрэнерго” данных о прогнозном увеличении балансовых ограничений мощности АЭС в конце апреля, с целью уменьшения негативных последствий на оборудование энергоблоков АЭС от работы на пониженной мощности, планируется дополнительно вывести в резерв энергоблок № 3 РАЭС (1000 МВт) после планового завершения ремонта и подключения к сети ТГ-3 энергоблока РАЭС-2», – сказано в сообщении пресс-службы НАЭК «Энергоатом». О выведении в резерв энергоблока № 6 на Запорожской АЭС стало известно из письма «Энергоатома» директору по управлению Объеденной энергосистемы Украины, главному диспетчеру «Укрэнерго». Решение принято по результатам рассмотрения проектного баланса электроэнергии ОЭС Украины на 2020 г., показатели которого рассматривались 27 апреля на совещании у Премьер-министра Украины.

В связи с балансовыми ограничениями в энергосистеме энергоблоки АЭС вынужденно работают на пониженной мощности с 21 февраля. В частности, резерв мощности АЭС в период 19–20 апреля достигал 2150 МВт. При этом на пониженной мощности работали восемь из 11 работающих энергоблоков, что приводит к ряду негативных последствий. Полная остановка трех блоков позволит остальным работать на уровне мощности, близком к номинальному.
Таким образом, в течение нескольких месяцев на атомных электростанциях Украины в вынужденном простое будут находиться три энергоблока суммарной мощностью 3000 МВт.

Вместо электроэнергии «Энергоатома», 85 % которой продается ГП «Гарантированный покупатель» по цене 567 грн за МВт-ч, потребляется электроэнергия из возобновляемых источников энергии, которая продается по «зеленому» тарифу. Средневзвешенный «зеленый» тариф в 2020 г. составляет около 4 тыс. 280 грн за МВт-ч.

Впрочем, вывод в «холодный резерв» трех энергоблоков-тысячников является вынужденным, но единственно правильным решением в сложившихся обстоятельствах. Основных причин данного решения две: общее многолетнее падение потребления электроэнергии в Украине, усугубленное выведенными правительством жесткими карантинными мерами, и существенное (в последние два года) вытеснение базовой атомной генерации из энергобаланса страны непомерно растущей в созданных для нее «тепличных» условиях «зеленой» генерацией, прежде всего СЭС. 

К данному решению вела неумолимая логика роста ограничений мощности АЭС в балансе энергосистемы еще с конца февраля, когда появились существенные объемы выработки СЭС. Своего пика в апреле балансовые ограничения для АЭС достигли на Пасху, составив 2,15 ГВт. При этом следует отметить, что далее выработка солнечной генерации будет только нарастать, ведь установленная мощность СЭС в Украине уже превысила 5 ГВт. Часть энергоблоков работала на мощности, близкой к половине номинального значения. Длительная работа на существенно сниженной мощности приводит к существенно ускоряющемуся износу турбинного, трубопроводного и регулирующего оборудования ядерных энергетических установок. Кроме того, данный режим не в лучшую сторону влияет на технические и экономические характеристики используемого ядерного топлива.

Таким образом, вывод трех энергоблоков в «холодный резерв» позволит остальным работать в режиме мощности, близком к регламентируемым номинальным значениям, что также является благотворным с точки зрения обеспечения ядерной безопасности.

Устанавливать ограничения на производство электроэнергии ВИЭ никто пока не решился, поскольку отключать ВИЭ – себе дороже. Ведь в соответствии с законодательством, оператор обязан компенсировать «зеленой» генерации стоимость всей электроэнергии, которая не была закуплена из-за ограничений (проще – заплатить придется даже за то электричество, которое было недовыработано), а на оператора всех действующих АЭС Украины норма об ограничении и компенсации не распространяется.

Потребители электроэнергии (промышленные и население) скоро прочувствуют на себе эту ситуацию. И если в платежках за электричество бытовые потребители этого могут и не заметить из-за чрезмерной любви политиков к популизму (рост цены на электричество легко может превратиться в общественно-политический резонанс), то цена на все без исключения товары однозначно возрастет минимум на 50 %. Поскольку электроэнергию АЭС по 56,7 коп. будут частично замещать электроэнергией ТЕС по 1,80 грн и электроэнергией ВИЭ по 5 грн за кВт-ч. При этом речь об отмене перекрестного субсидирования не идет, разницу в цене на электроэнергию, произведенную различными типами генерации, должен будет кто-то компенсировать.

Карантин закончится, а что за это время произойдет с энергетикой Украины на фоне развертывания системного энергетического кризиса, роста долгов потребителей перед поставщиками услуг, роста долгов государства перед государственными генерациями, на фоне очередного невыполнения государством своих гарантий – вопрос риторический. Пока, на сегодняшний день, очевидно, что шанса на освобождение «Энергоатому», «Укргидроэнерго» и «Укрэнерго» от ПСО никто давать не планирует.

Дефицит оборотных средств ставит под угрозу выполнение НАЭК «Энергоатомом» программ по повышению ядерной безопасности, надежности и эффективности энергоблоков АЭС. Кроме того, стоит упомянуть и чисто технические моменты. Поскольку работа энергоблоков на ограниченных (сниженных) мощностях негативно влияет на техническое состояние этих энергоблоков и провоцирует ряд весьма негативных последствий таких, как снижение параметров пара, повышенная влажность и эрозионный износ трубопроводов, арматуры, лопастей турбины, нестабильная работа системы регулирования, повышение уровня вибрации и т. п.

К чему это может привести в будущем, догадаться нетрудно. Речь также уже не идет о завершении строительства Ташлыкской ГАЭС, входящей в Южно-Украинский энергокомплекс вместе с ЮУАЭС и Александровской ГЭС – это те самые маневренные мощности, которые остро нужны ОЭС.

Проблемы в энергосекторе не решались годами, и подобный негосударственный подход, а также постоянные игнорирования и отсрочки в решении проблем себя уже проявили. Решить все эти накопившееся проблемы быстро не получится.

Естественно, что решение о выводе в «холодный резерв» блоков АЭС приведет к увеличению доли на рынке электроэнергии более дорогой тепловой и более дорогой «зеленой» генерации. Соответственно, усугубит кризис платежеспособности действующих игроков и потребителей. Впрочем, многое будет зависеть от целесообразности и эффективности принятых нынешней властью решений в рамках недавно созданного Антикризисного энергетического штаба. 

Недавно Национальная комиссия, осуществляющая регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ), представила два возможных сценария решения проблемы в «зеленой» энергетике. Первый сценарий – более жесткий, второй – помягче, но со своими нюансами. Об этом сообщил член НКРЭКУ Д. Коваленко 5 мая на круглом столе с народными депутатами и в. и. о. министра энергетики О. Буславец.

Первый сценарий, согласно презентации регулятора, предполагает девять шагов, направленных на решение проблемы неконтролируемого роста возобновляемой энергетики. В частности, запрет строительства новых «зеленых» электростанций, пока не будут построены в Украине дополнительные маневренные мощности. Также регулятором предлагается снизить для всех объектов ВИЭ «зеленый» тариф до 8–9 евроцентов, ввести 100процентную ответственность за небалансы, ограничивать без компенсаций 20 % их производства.

«Это решение сэкономит 15 млрд грн. Чтобы обезопасить инвесторов от предвзятого отношения, мы предлагаем выплачивать им компенсации в зависимости от их доходности с маржей в 2 % с учетом того, что они заработают в рамках работы рынка. После компенсации перейти на цены на РДН (рынок на сутки вперед, один из сегментов оптового энергорынка)», – отметил Коваленко.

Среди других предложенных шагов НКРЭКУ – отмена льготной категории потребления до 100 кВт-ч для населения с 2021 г. (если потребитель потребляет в течение месяца меньше 100 кВт-ч, за 2 кВт электроэнергии он платить 90 коп./кВт-ч, если больше – 1,7 грн), а также создание стратегического резерва в 7 млрд грн, заложив эти деньги в тариф на передачу электроэнергии для «Укрэнерго».

Второй вариант, в частности, предполагает семь шагов, которые позволят государству сэкономить 11 млрд грн. Этот сценарий, по словам Коваленко, более мягкий, но также предполагает запрет на строительство новых «зеленых» электростанций и создание 7 млрд грн резерва. Также этим сценарием предлагается обрезать «зеленый» тариф для на СЭС на 30 %, а для ВЭС – на 15 %, ввести ответственность за небалансы и 20 % ограничения производства без оплаты. Кроме того, второй вариант предполагает отмену льготного потребления электроэнергии для населения, но не с 2021 г., а с июля 2020 г.

Впрочем, пока не ясно, сможет ли и каким образом власть достигнуть компромисса по изменению условий работы в Украине ВИЭ-генерации; каковы будут предложения по выходу из кризиса для тепловой генерации и смежной с ней угольной отрасли; какие планы будут предложены базовой атомной отрасли страны и имеющим важное значение в энергобалансе гидрогенерации и гидроаккумуляции; будут ли рассмотрены возможные пути по увеличению экспорта электроэнергии в страны ЕС или по возможному взаимному обмену электроэнергией с Республикой Беларусь и Российской Федерацией (При написании аналитического материала была использована информация таких источников: Сайт Министерства энергетики и защиты окружающей среды (http://mpe.kmu.gov.ua); Сайт НАЭК «Энергоатом» (http://www.atom.gov.ua/ru); Сайт НЭК «Укрэнерго» (https://ua.energy); Сайт НКРЭКУ (https://www.nerc.gov.ua/?id=11889); Лига Бизнес (https://biz.liga.net); Еxpro-Консалтинг (https://expro.com.ua); УНИАН (https://www.unian.net); РБК-Украина (https://www.rbc.ua).

 

Рябоконь О. Атомна енергетика в умовах кризи на енергоринку України [Електронний ресурс] / О. Рябоконь  // Україна: події, факти, коментарі. – 2020. – № 9. – С. 53–60. – Режим доступу: http://nbuviap.gov.ua/images/ukraine/2020/ukr9.pdf. – Назва з екрану.