Політичні аспекти газових питань в ЄвропіР. Жангожа, гл. науч. сотр. ГУ «Институт всемирной истории НАН Украины»

Коллизии на европейском рынке природного газа (политическая составляющая)

 

В докладе экономических экспертов британской нефтегазовой корпорации British petroleum (BP) делается прогноз, состоящий в том, что Россия сохранит за собой приоритетные позиции на энергетическом рынке вплоть до 2040 г. Однако для сохранения лидерства Москве необходимы рынки сбыта, и в этой ситуации негативные регуляторы вокруг российских газотранспортных проектов ставят под сомнение прогнозы экспертов BP. Ведь в соответствие с непреложными законами рынка недостаточно произвести сырье (или товарный продукт). Не менее важно его реализовать.

В ситуации обострения отношений с традиционным транзитером российского углеводородного сырья на европейские рынки Украиной Россия высказала намерение диверсифицировать поставки природного газа через строящиеся трубопроводные магистрали «Северный поток-2» и «Турецкий поток». Больших экономических дивидендов эти строящиеся трубопроводы России не принесут, зато, как считают в Кремле, создадут экономический и политический хаос в странах Балтии, в Украине и Польше, сделав их более покладистыми.

«Северный поток-2» представляется привлекательным и перспективным проектом для одной части Европы и составляет реальную угрозу – для другой. В этой дихотомии интересов возникает вопрос: есть ли у Европы альтернатива российскому природному газу на тот случай, если российский газ окажется не столь привлекательным? Около трети газа в Европу поступает из России (рисунок).

Из цитируемого выше доклада британской компании следует, что к 2040 г. импорт российского газа в Европу возрастет с приблизительно 30 % до половины от общего уровня поставок газа в Евросоюз. Отметим при этом, что этот прогноз противоречит макроэнергетической политике Евросоюза, которая предусматривает диверсификацию поставки углеводородного сырья, заменив его на иные энергоносители, а также негативной политической риторике вокруг российского проекта «Северный поток-2».

Рис. Схема поступления российского газа в Европу

 

Против новой трубы от российского «Газпрома» категорически выступают Украина, Польша и страны Балтии, которые считают, что Россия хочет избавиться от украинского транзита, поставив таким образом Киев в сложное положение. Столь же критично по отношению к этому проекту настроена Дания, природоохранные институты и законодатели усмотрели в российском проекте экологическую угрозу для своих территориальных вод.

По мнению премьер-министра Польши М. Моравецкого, Польша крайне насторожено относится к угрозе с Востока. В «Северном потоке-2» польский политик увидел серьезную угрозу для экономической безопасности своей страны. По его мнению, в случае, если будет построен второй газопровод в Балтийском море, как этого хочет Германия, Россия сможет поставлять газ на Запад независимо от Украины и Польши, нанеся им серьезный экономический ущерб и серьезно ее ослабив.

В качестве альтернативы «Северному потоку-2» Польша предлагает протянуть свой газопровод Baltic Pipe. Проектная мощность польской трубы составит 10 млрд куб. м газа в год, участникам проекта он обойдется всего лишь в 2 млрд евро. Поставщиком газа станет второй по объемам участник европейского рынка Норвегия. Трубопровод пройдет по территории Дании к польским берегам в Балтийском море. Закончить проект планируется к 2022 г., к концу контракта между Польшей и «Газпромом».

Если норвежские поставки не смогут целиком заместить российские, Польша готова пойти на закупки сжиженного природного газа (СПГ) либо из Соединенных Штатов Америки, либо из Ближнего Востока.
В 2017 г. Россия поставила в Европу 194 млрд куб. м – на 15 млрд больше, чем в 2016 г. Второе место по поставкам природного газа в Европу стабильно занимает Норвегия, которая в 2017 г. поставила в страны Евросоюза 122 млрд куб. м. В сравнении с 2016 г., увеличив поставки на 9 млрд куб. м, рост норвежского экспорта не вызывает у европейцев особых тревог. Иное дело Россия, поэтому под диверсификацией импорта энергоносителей в Евросоюзе понимают поиск новых источников, которые, в случае перебоев поставок газа из России, смогут заменить экспорт потребляемого газа.

Основания для тревог с поставками природного газа у Евросоюза имеются. К примеру, зимой (2009–2010 и 2014–2015 гг.) «Газпром» резко сокращал поставки газа в Европу. Для ослабления своей зависимости от России Евросоюз хотел бы получать природный газ из Каспийского шельфа, Израиля и Кипра. Главный тезис диверсификации поставок углеводородов и, в частности, природного газа состоит в том, что европейцы будут выбирать для себя газ таким образом, чтобы максимально снизить риски поставок из России. Конечно же, дешевый российский газ был бы очень востребован для экономики Европы, но на деле «Северный поток-2» является небезопасным средством – неким троянским конем, направляемым Москвой для раскола единства Евросоюза, считают европейские экономические и политические эксперты.

Если бы взаимоотношения с Россией были не столь ненадежными, то следовало бы поддержать реализацию этого транспортного проекта, но поскольку это не так – лучше отложить развитие трубопровода до лучших времен, уверены западные эксперты.

В качестве контраргумента антироссийским позициям американских экспертов их российские оппоненты делают акцент на то, что у США есть и собственные меркантильные интересы – СПГ, альтернативные российским, поставки которого на европейские рынки пока рассматривают только Польша и страны Балтии.

Израиль, который долгое время был зависим от импорта природного газа из Египта и какое-то время даже приценивался к поставкам газа из России, вполне может стать одним из альтернативных источников поставок природного газа в Европу. Пока европейский и российский политики дискутировали друг с другом, Израиль заключил рекордный для себя газовый контракт: договорился с Египтом о поставках 64 млрд куб. м газа до 2030 г. со своих месторождений в Средиземном море (Leviathan и Tamar). Вопросы у сторон возникают пока только о формате поставок: Израиль готов протянуть собственный газопровод в Египет, а может воспользоваться уже существующей трубой, которая связывает Иорданию и Египет (Арабский трубопроводом, The Arab Gas Pipeline).

Крупнейшее месторождение газа под управлением Израиля Leviathan, запасы которого оцениваются в 621 млрд куб. м. Добыча на месторождении может начаться в самое ближайшее время. Продажа газа в Египет ‒ несомненная удача Израиля: и расстояние близкое, и Каир может приобрести почти весь объем добычи месторождения Leviathan для загрузки своих заводов по сжижению газа. В случае необходимости израильский газ может пойти и в Европу – по трубопроводу EastMed (East Medit-erranean Gas Pipeline).

В настоящей статье мы намеренно не затрагиваем тему разработки Израилем альтернативного углеводородного сырья энергетическому продукту, добываемого из морской воды. Причем, по оценкам израильских экспертов, производство этого вида энергоносителей будет обходиться дешевле, нежели добыча газа.

В декабре 2017 г. Кипр, Греция, Италия и Израиль договорились о поддержке строительства новой газовой магистрали, протяженность которой 2 тыс. км, соединяющей Leviathan и кипрское газовое месторождение Aphrodite (прогнозные запасы – 130 млрд куб. м) с европейским рынком через Грецию и Италию.

По официальным источникам, окончательное решение о строительстве трубопровода, проектная мощность которого 12–16 млрд куб. м в год, будет принято в 2020 г. По новой ветке газ начнет поступать в Европу не ранее 2025 г. В ЕС оценили значение газа из Восточного Средиземноморья: в конце января израильские СМИ сообщили, что Еврокомиссия выделила 35 млн евро на разработку плана возведения EastMed. В общих чертах он должен быть подготовлен в 2019 г., после чего европейцы решат, целесообразно ли вкладывать финансы в прокладку трубы.

Не дожидаясь вердикта комиссии, можно утверждать, ссылаясь при этом на мнения авторитетных экспертов, что EastMed станет дополнительным фактором укрепления энергетической безопасности Евросоюза. Газ из Восточного Средиземноморья будет страховкой ЕС на случай перебоев с поставками из России. Ожидается, что в нынешнем году страны подпишут соответствующее межправительственное соглашение по реализации проекта.

Строительство EastMed обойдется инвесторам в сумму порядка 6 млрд евро. Удорожание работ по его строительству происходит из-за ряда серьезных инженерно-технических препятствий. Во-первых, трубы нужно будет укладывать на большой глубине, местами до 3,3 км. Во-вторых, восточная часть Средиземного моря между Кипром и Грецией представляет собой сейсмически активную зону. Из-за многомиллиардных инвестиций цена израильского и кипрского газа для Евросоюза может оказаться не намного ниже, чем российского. И самое главное: новый трубопровод не станет панацеей от российской газовой зависимости, ведь даже при полной его загрузке страны Евросоюза будут получать всего около 15 млрд куб. м природного газа в год, что не покроет его реальных потребностей.

Российские поставки природного газа в Европу превышают этот объем более чем в 10 раз. Тем не менее на израильский природный газ, как на альтернативу российским поставкам, уже рассчитывает Болгария.
В возникшей ситуации значительно возрастает значение Турции для России и как перспективного потребителя природного газа, и одновременно как транзитера этого товара на европейские рынки углеводородов.

Совсем скоро, в конце 2019 г., истечет транзитный контракт «Газпрома» с Украиной. Для замены украинского трубопроводного коридора «Газпром» прокладывает по дну Черного моря трубопроводную магистраль «Турецкий поток» – две нитки мощностью по 15,75 млрд куб. м каждая. Одна из них предназначена для внутренних турецких потребителей. Вторая – для стран Балканского полуострова и Южной Европы. С последним направлением вопрос еще не решен, поскольку для прокладки этой ветки на территории Евросоюза требуется согласие регулирующих органов объединения, а его пока нет. Но интерес к газу «Турецкого потока» постоянно демонстрирует Сербия. Инвестиции в строительство этого трубопровода составят, по расчетам экспертов «Газпрома», порядка 7 млрд евро.

Энергетическим «окном в Европу» Турция является для природного газа из Каспийского шельфа. Это газопровод «Баку ‒ Джейхан», по которому природный газ поступает из Азербайджана, минуя Грузию, на терминалы турецкого порта «Джейхан». Часть ЮГК – Трансанатолийский трубопровод (TANAP), проходящий по территории Турции. Его пропускная способность составляет 16 млрд куб. м. 19 февраля 2018 г. вице-президент азербайджанской компании Socar В. Беглярбеков подтвердил, что экспорт газа в Европу по TANAP начнется в ближайшие годы (в 2020 г.).

Однако коммерческие поставки газа по TANAP в Турцию начнутся в уже в июле 2018 г. Последним звеном в цепочке из трубы Баку – Тбилиси – Эрзурум (Южно-Кавказский газопровод) и Трансанатолийского газопровода (TANAP) станет Трансадриатический трубопровод (TAP). Через Грецию и Албанию по дну Адриатического моря азербайджанский газ достигнет Италии. По ЮГК будет транспортироваться 6 млрд куб. м природного газа в Турцию и 10 млрд куб. м – в страны Южной Европы. Но и этот суммарный объем поставок природного газа составляет лишь несколько процентов от поставок «Газпрома» в страны Евросоюза и их соседей.

В 2017 г. «Газпром» поставил в страны Западной и Центральной Европы порядка 192,2 млрд куб. м природного газа – на 8 % больше, чем в 2016 г. С учетом данных по поставкам в Литву (1,4 млрд куб. м в 2017 г.), Латвию (1,8 млрд куб. м) и Эстонию (0,5 млрд куб. м) экспорт российского газа в Европу достигает немногим менее 200 млрд куб. м.

 Принимая во внимание столь гигантские объемы экспорта природного газа, можно прогнозировать, что Россия, учитывая милитаризированный характер ее внешней политики, еще долгие годы будет способна конвертировать эти объемы газового экспорта в политические аргументы по принципу «права силы». Эффективно противостоять политической экспансии России сложно. Особенно, если европейские страны будут противостоять этому давлению в одиночку. По-видимому, единственным политическим контраргументом может стать консолидированная политика европейского сообщества и более активная разработка энергосберегающих технологий при производстве и бытовом использовании энергоносителей.

Подводя итог, отметим, что 28 февраля Стокгольмский арбитражный суд удовлетворил требования НАК «Нефтегаз Украины» о компенсации за недопоставленные российским «Газпромом» объемы природного газа для транзита в Европу. Более того, по решению суда «Газпрому» ежедневно начисляются штрафные проценты в размере 500 тыс. долл., пока российская компания не выполнит решение Стокгольмского арбитража о выплате 2,56 млрд долл. Украине.

В ответ «Газпром» заявил о своем решении прекратить поставки природного газа в Украину с 1 марта и вернул полученную от украинской стороны предоплату. Кроме того, «Газпром» на 20 % снизил давление в газопроводах на своей стороне системы и свел к минимуму продажу газа другим клиентам с целью демонстрации того, что Украина якобы является ненадежным транзитером. В возникшей форс-мажорной ситуации «Нефтегаз Украины» обратился к украинским потребителям снизить температуру в помещении на 1 градус днем и на 2 градуса ночью, чтобы уменьшить потребность в газе на 8‒9 % и не допустить серьезных проблем.

Дальнейшее развитие событий происходило по следующей схеме: «Нефтегаз Украины» и польская нефтегазовая компания PGNiG подписали контракт о срочных поставках газа в Украину посредством реверса российского природного газа в объеме более 60 млн куб. м. Поставки начались через узел Хермановице, который соединяет польскую и украинскую газотранспортные системы.

Очередное осложнение на рынке природного газа доказывает, что разработка планов по диверсификации поставок было стратегически правильным решением. Благодаря польским партнерам очередная попытка России использовать природный газ как политическое оружие против Украины потерпела неудачу.

Наряду с этим, анализируя сложившиеся обстоятельства, можно прогнозировать, что правительства стран Евросоюза, как минимум, рассмотрят эту ситуацию в контексте принятия окончательного решения по газопроводу «Северный поток-2» и примут согласованный вердикт, который позволит избежать повторения подобных ситуаций.

 

Жангожа Р. Колізії на європейському ринку природного газу (політична складова) [Електронний ресурс] / Р. Жангожа // Україна: події, факти, коментарі. – 2018. – № 5. – С. 38–43. – Режим доступу: http://nbuviap.gov.ua/images/ukraine/2018/ukr5.pdf. – Назва з екрану.