(не) Відчутні санкціїР. Жангожа, гл. науч. сотр. ГУ «Институт всемирой истории НАН Украины»

Конец фазы мягкого экономического противостояния

 

Сырьевую экономику России (она именно сырьевая по своей структуре и технологическому оснащению) ожидает новый сильнейший удар.  Американский сенат расширил список антироссийских санкций, действующих против России. Под торговые ограничения теперь рискуют попасть компании обрабатывающего, транспортного и трубопроводного секторов. В первую очередь может пострадать «Северный поток-2», проект российского экспортного газопровода в ЕС в обход Украины и Польши, финансирование которого со стороны западных стран окажется под угрозой срыва.

Одобрение американским сенатом санкций, которое произошло на фоне повышения базовой ставки Федеральной резервной системы США, уже достигло определенных результатов. Индекс российской фондовой биржи РТС впервые за более чем полгода упал ниже 1 тыс. пунктов. Подешевели котировки акций большинства российских  «голубых фишек». Особенно тех, на которые непосредственно распространяются персональные американские санкции.

Следует отметить, что биржевая реакция на курс ценных бумаг имеет не долгосрочный, а разовый характер внешнеполитического, а не внутреннего экономического свойства. Политическая подоплека и формат новых санкций Вашингтона показывает, к каким последствиям нужно готовиться в случае углубления противостояния Кремля и западного сообщества.

Модификация указа Б. Обамы о санкциях против России, проведенная американским сенатом, подразумевает ввод дополнительных ограничений против тех российский отраслей, которые до сих пор не подвергались ограничительным мерам. По мнению российских аналитиков, такими направлениями могут стать промышленное производство (обрабатывающий сектор), трубопрокатное и сталепрокатное производство и поставки редкоземельных металлов.

Кроме этих отраслей, в список подпадающих под запретительные санкции Вашингтона подпадают операции с предоплатой российских товаров и сырья западными покупателями. Такие схемы считаются скрытыми кредитованиями. Запретительные санкции будут направлены также против судоходных и железнодорожных госкомпаний России. Их активы в юрисдикции США могут быть заблокированы.

Ряд секторальных санкций будет направлен и против нефтегазовой отрасли: сохранятся ограничения передачи технологий для разведки и добычи нефти на глубоководье, арктическом шельфе и сланцевых залежей. Американским компаниям будет запрещена поставка товаров, услуг и технологий любым российским компаниям, ведущим такие проекты. Аналогичные ограничения распространятся и на участие в подобных совместных проектах финансово-промышленных групп, находящихся под юрисдикцией США.

Ужесточение санкций станет серьезным ударом по деятельности почти всех российских компаний, связанных с внешними поставками или финансовыми отношениями с мировыми потребительскими рынками. Кремлевские идеологи могут сколько угодно заверять общественность и бизнес, что можно приспособиться к новым условиям, полагаясь на собственные ресурсы, и что Запад потерпел поражение в этой экономической войне. Однако российский бизнес, изрядно истощенный предыдущими санкциями, еще глубже увязнет в политических авантюрах власти, за которые ему приходится расплачиваться непомерной ценой. Достаточно сказать, что за последние три года объем торговых отношений США и России упал на треть и в будущем эта тенденция вряд ли улучшится.

По мнению независимых экспертов, главное нововведение в поправках сената США состоит в отсутствии гибкости такой политики и возможностей маневра для Белого дома и его главы Д. Трампа по самостоятельной отмене санкций.

Разумеется, инвесторы надеются на потепление отношений между Россией и США. Призрачная возможность отмены санкций стала основным фактором, способствовавшим некоторому росту российского рынка в конце 2016 г. После решения американского сената ситуация усложняется, а отмена санкций становится более отдаленной перспективой, став негативным фактором для российской экономики.

Как считают западные эксперты, основной негатив могут ощутить на себе «Газпром» и «Транснефть», поскольку расширение ограничительных санкций непосредственно отразится на их трубопроводных проектах. Напомним, что «Газпром» анонсировал работу над тремя транснациональными  проектами: «Северный поток-2», «Сила Сибири» и «Турецкий поток», которые  пострадают от санкций в первую очередь.

После того как европейские партнеры «Северного потока-2» вместо долевого участия в капитале проекта решили перейти к схеме выделения прямых кредитов его оператору (его владельцами, помимо «Газпрома», являются крупнейшие европейские энергетические концерны), это стало особенно актуально. В соответствие с американским законопроектом вводятся санкции против инвесторов. Соответственно, предлагается запретить поставки товаров, технологий, услуг, если рыночная стоимость таких контрактов превышает 1 млн долл. В подобных условиях строительство новых трубопроводов будет невозможным. В сложившейся ситуации «Газпрому» придется искать новую форму взаимодействия с партнерами, что невозможно по определению, поскольку санкции определяются отнюдь не двухсторонними отношениями, но направлением и тенденциями развития геостратегии мировой экономики, в которой экономические аргументы гораздо весомее нежели политические декларации. Хотя нередко участники процесса и апеллируют к ним. 

 

Жангожа Р. Кінець фази м'якого економічного  протистояння [Електронний ресурс] /  Р. Жангожа // Україна: події, факти, коментарі. – 2017. – № 13. – С.33–35. – Режим доступу: http://nbuviap.gov.ua/images/ukraine/2017/ukr13.pdf. – Назва з екрану.