Фактор спроби військового перевороту в українсько-турецьких відносинахР. Жангожа, головний наук. співробітник ДЗ Інститут всесвітньої історії НАН України

Попытка военного переворота в Турции и его возможные последствия для Украины

 

Со времени обретения Украиной государственного суверенитета Турция стала выступать для нашей страны чрезвычайно важным политическим и торгово-экономическим партнером. Важнейшим фактором этого партнерства для Украины стало то обстоятельство, что Турция заявила свою позицию категорического неприятия российской аннексии Крыма и всемерной поддержки граждан Украины – крымских татар в их противостоянии агрессии России.

Все эти факторы дают основание для более пристального внимания экспертного сообщества к событиям, происходящим с нашим южным соседом, с которым Украину связывают множество общих интересов, как геополитического свойства, в частности в рамках содружества стран Черноморского бассейна, так и двухсторонних торгово-экономических связей. В этом контексте события, связанные с попыткой военного переворота 15-го августа текущего года, представляет для Украины отнюдь не сторонний интерес.  

Начало драматическим событиям августа 2016 года в Турции положило заявление группы офицеров, которые от имени Генерального штаба заявили о захвате власти и задержании руководства страны. Однако, как потом оказалось, они выдавали желаемое за действительное. Сообщалось о военных вертолетах и самолетах, облетающих на низкой высоте столицу страны Анкару. Один из вертолетов открыл огонь в районе здания национальной разведслужбы Турции. Спустя некоторое время, ведущий государственного телеканала зачитал обращение Генерального штаба Турции о переходе власти под контроль армии и о введении военного положения и комендантского часа на всей территории страны. Причиной отстранения от власти руководства страны в заявлении названо формирование автократического режима, что привело к росту угрозы терроризма в Турции.

Однако последующие решительные действия руководства Турции позволили быстро взять ситуацию под контроль. Сотрудники сил безопасности Турции частично перекрыли движение по мостам через Босфор в Стамбуле, где наблюдалось большое скопление военных. На улицах Стамбула и Анкары полицейские вступили в открытое противостояние с военнослужащими, поддерживающими попытку государственного переворота.

В противоположность информации, прозвучавшей по ведущему государственному каналу, проправительственные СМИ сообщили, что президент Эрдоган находится в безопасности, а правительство Турции продолжает работать. В своем выступлении премьер-министр Турции Бинали Йылдырым признал факт попытки военного переворота, предпринятой группой военных. Премьер-министр предупредил, что участники этой попытки «заплатят высокую цену» за свои действия.

Тем временем, сам президент Турции  Реджеп Тайип Эрдоган в эфире одного из международных телеканалов Турции обратился к согражданам с просьбой дать отпор вооруженным путчистам.

Уже к 4 часам утра по местному времени переворот в Турции былподавлен силами населения, выступившим на защиту демократически выбранного президента страны. Об этом в эфире правительственного телеканала заявил сам президент Р.Т. Эрдоган.

По официальной информации, переворот был организован военным прокурором и 46 офицерами во главе с отставным полковником Мухаммедом Косе. Также в мятеже участвовали полковник Мехмет Огуз Аккус, майор Эркан Агин и подполковник Доган Уйсал. Кроме того, путчистов поддержал лидер Народно-республиканской партии Турции Кемаль Кылычдароглу. Он, впрочем, не был вместе с заговорщиками изначально, а лишь призвал своих сторонников присоединиться к мятежу уже по факту его начала.

Отметим, что попытка государственного переворота в новейшей истории Турции не является исключительным событием. Ему предшествовали государственный переворот 1980 года, проведённый главой генерального штаба генералом Кенаном Эвреном и военные перевороты 1960 и 1971 годов.

Кроме того, 1970-е годы были отмечены вооружёнными конфликтами между правыми и левыми политическими силами Турции, обусловленными противостоянием между СССР и США, которое разделяло турецкое общество на противников и сторонников той или иной стороны противоборства двух ядерных держав.

Для того, чтобы создать повод для решающего вмешательства, турецкие военные позволили данным конфликтам разгореться, по некоторым экспертным оценкам, военные использовали стратегию формирования общественного мнения. Впоследствии волна насилия была остановлена главой генерального штаба генералом Кенаном Эвреном, и был наведен конституционный порядок. А следующие три года, до восстановления демократии, турецкие военные управляли страной посредством Национального совета по безопасности.

В результате переворота 1980 года было арестовано от 250 до 650 тысяч человек, 517 человек были приговорены к смертной казни. Всего в «чёрные списки» был внесен 1 миллион 683 тысячи человек, 30 тысяч стали политическими беженцами. Были запрещены 23 677 общественных объединений. В первую очередь, коммунистические, левоцентристские и курдские организации, а также все партии и профсоюзы. Перед судом предстали 400 журналистов, приговорённых в общей сложности к 3315 с половиной годам тюремного заключения.

Среди предпосылок попытки военного переворота следует выделить несколько ключевых. Несомненно, что сложные переговоры турецких властей с руководством стран Евросоюза, связанные с юридическим статусом сирийских беженцев и материальные издержки по их содержанию, негативно повлияли на внутриполитическую атмосферу страны. Другим фактором политической дестабилизации стал инцидент с Россией по поводу сбитого российского «мирного бомбардировщика», нарушившего воздушное пространство Турции рядом с турецко-сирийской границей и последовавшая за этим жесткая реакция России, выразившаяся торгово-экономическими санкциями и блокадой турецкого туристического бизнеса. В сумме эти факторы привели к серьезным проблемам для турецкого бизнеса, что в свою очередь стало благоприятной почвой для нарастания критической протестной массы. Нужна была лишь небольшая искра, чтобы внутриполитическая ситуация вспыхнула. На этом и строились расчеты путчистов, которые вознамерились использовать кризис для военного переворота.

Однако всякий переворот представляет собой всего лишь технологию, которая, без опоры на идеологию, не имеет перспективы. Именно на идеологический контент указали власти Турции, когда они обвинили исламского проповедника Фетхуллу Гюлена в идеологической подготовке военного путча.

В этой части работы автору пришлось анализировать информацию из различных источников – от официальных до инсайдерских, а также материалов социальных сетей. При такой методике анализа информации категоричные оценки и утверждения исключались, сколь привлекательными бы они не казались – основополагающий демократический принцип уголовного судопроизводства – «презумпции невиновности» и для экспертной оценки остается безусловным.

По утверждению турецких властей, одним из организаторов путча выступил Ф. Гюлен – некогда ближайший соратник Эрдогана, а ныне его главный противник, более семнадцати лет проживающий в США. Благодаря своему исламскому просветительскому движению «Хизмет» («Откровение», «Мудрость»), Ф. Гюлен имеет влияние во всем исламском мире, Усилиями Гюлена было открыто более тысячи исламских школ и университетов в 160 странах мира.

В 2008 году Гюлен был назван самым влиятельным интеллектуалом мира по версии журналов Prospect и Foreign Policy, а журнал Time включил его в список «100 самых влиятельных людей мира». В 80-е годы минувшего столетия Гюлен был ближайшим соратником Эрдогана. Однако в 1999 году их пути разошлись – Гюлен уехал в США и более в Турцию не вернулся.

В течении последующих лет Гюлен оставался для Эрдогана главным политическим оппонентом. А в 2000-м против Гюлена даже был начат заочный судебный процесс. Однако в 2008-м году следствие было приостановлено из-за недостатка доказательств.

Еще сильнее отношения Эрдогана и Гюлена обострились в 2013 году, когда Гюлен раскритиковал турецкие власти за их репрессивные действия против  противников застройки стамбульского парка Гези.

В декабре 2014-го в Турции произошел коррупционный скандал, когда были арестованы 47 человек. В том числе, высокопоставленные чиновники. Эрдоган заявил, что «под прикрытием борьбы с коррупцией создается незаконная, отвратительная и темная ловушка», обвинил в арестах «Хизмет». В то время много прокуроров и следователей лишились своих постов.

В 2016 году борьба турецкого правительства с «Хизмет» приобретает еще большие масштабы. В марте 2016 года Эрдоган обвинил Гюлена в создании напряженности в юго-восточной части Турции, где проживают курды, находящиеся в оппозиции к Анкаре. Только в апреле 2016 года турецкая полиция задержала порядка 90 человек, подозреваемых в связях с Гюленом. В мае 2016-го в Измире были задержаны еще 29 человек. В обоих случаях власти заявляли о «параллельном государстве», организованном «Хизмет».

По утверждению президента Турции, попытка переворота 15 августа 2016 года также является инициативой немногочисленной группы в составе вооруженных сил Турции. Идеология этой группы связана с известной структурой, именуемой «параллельным государством». В то же время об истинных властных амбициях Гюлена говорить сложно, поскольку от возможного прихода к власти 75-летний политик неоднократно отказывался.

На сайте «Хизмет» указано, что «Гюлен последовательно выступает против религиозного экстремизма и различных форм политизации ислама и проповедует ислам, как религию сострадания, милосердия и социального служения» и категорически отрицает свою поддержку путчистов.

Однако власти Турции настаивают на причастности членов «Хизмета» к попытке военного переворота. В качестве аргумента были озвучены данные контрразведки, в соответствие с которыми приверженцы Гюлена имеют в стране законспирированную и разветвленную антиправительственную сеть. По ее данным, усилия группы Гюлена были направлены на то, чтобы взять под контроль государственный аппарат посредством внедрения в судебную систему и полицию своих агентов влияния. С этой целью использовались незаконное прослушивание, шантаж и иные незаконные акции.

С организационной точки зрения группа приверженцев Гюлена имела структуру секционного типа, в особенности в таких государственных институтах как судебная власть и оборонное ведомство, и сформировала сеть, которую можно оперативно использовать в необходимый момент. Члены этих конспиративных групп не знакомы друг с другом, но готовы по первому сигналу из единого координационного штаба к оперативным действиям.

Полевых командиров называли Абы (старший брат-наставник). Более высокую позицию занимали Имамы(церковные чины), которые координировали позиции в различных местах. Самого Гюлена именовали Имамом Вселенной.

Движение «Хизмет» организовано по принципу концентрических кругов, в которых Абы и Имамы формировали внутренние очаги. Финансовое обеспечение деятельности членов движения осуществлялось через неофициально зарегистрированные фонды, деятельность которых строго контролировалась Имамами высших ступеней. По некоторым данным, бюджет гюленитских групп составлял от 20 до 50 миллиардов долларов США. 

На протяжении десятилетий медийный компонент гюленистских структур приобрел достаточно значительное влияние на общественное мнение в самой Турции и на внешнее информационное поле. Информационные агентства, газеты, телевидение проводили единую политику, определенную самим Гюленом, позиционировали свою информацию как оппозиционную. На самом же деле оппозиционный блок Турции представляют взгляды левоцентристов, крайне левых, либералов, националистов, «зеленых», радикальных курдских меньшинств, и иных социально-политических групп.

Автор обращает внимание, что, несмотря на утверждения турецких спецслужб про незначительное распространение влияния гюленистов в других странах, тем не менее, оно присутствует, в том числе и в Украине. В первую очередь, под эгидой турецко-украинского центра «Сяйво», дислоцирующегося в Киеве. Основатели этого центра известные и авторитетные личности в интеллектуальной среде страны. Участвуя в программах по изучению языка и культуры Турции, они, наверняка, не подозревают о подлинной сущности структуры, с которой они сотрудничают вполне искренне.

Еще один центр «OTGIAD» находится в Одессе. Кроме того, сторонники Гюлена создали информационный интернет-ресурс в Украине – www.UkrainaHaber.com, в котором публикуют материалы, пропагандирующие их идеи. Следует заметить, что деятельность центров «Сяйво» и «OTGIAD» позиционируют себя как легитимные представители турецкого негосударственного сообщества. Однако, автор подчеркивает, что это не вполне соответствует действительности, учитывая тот факт, что турецкие власти обвиняют гюленистов в участии в попытке переворота. Кроме того, по инсайдерской информации, финансовая деятельность «Сяйво» не совсем транспарентна, что должно настораживать контрольные органы Украины, поскольку подобная финансовая политика уводит денежные выплаты в «тень».

Разумеется, иметь контакты с группами гюленистов, само по себе, не является предосудительным. Но учитывая латентную сторону их деятельности в других странах, где они создали ресурсную базу для продвижения своих агентов влияния в государственные институты и непростые взаимоотношения Гюлена с официальной Анкарой, это может стать источником излишней напряженности. 

Таким образом, наша попытка анализа постпутчевых событий в Турции выводит за локальные границы происшедшего. Современный мир представляется некоей целостной системой с транспарентными границами. Кроме того, с момента обретения государственного суверенитета и войдя в открытое мировое пространства, Украина начинает сталкиваться с доселе неведомыми, новыми вызовами. Именно поэтому, события, происходящие по другую сторону границ нашей страны, теперь уже не могут быть для нас безразличны. Отец китайского «открытого мира» Дэн Сяопин сказал: «Когда открываешь окна, в комнату врывается свежий ветер. Но, вместе с ним, в комнату залетают мухи». Именно поэтому, то, что происходит за горизонтами привычного мира, имеют прямое отношение и к нашей жизни.

 

Жангожа Р. Спроба військового перевороту в Туреччині і його можливі наслідки для України [Електронний ресурс] /  Р. Жангожа // Україна: події, факти, коментарі. – 2016. – № 23. – С. 22–27. – Режим доступу: http://nbuviap.gov.ua/images/ukraine/2016/ukr23.pdf. – Назва з екрану.