А. Рябоконь, мл. науч. сотр. «СІАЗ» НБУВ

 Газовые переговоры в формате ЕС – Украина – РФ 
и перспективы украинской ГТС

 

26 сентября в Берлине представители Украины, России и ЕС предварительно договорились о решении проблемы поставок российского газа во время зимнего периода. По словам комиссара ЕС по вопросам энергетики Г. Эттингера, Украина, в соответствии с предложениями, должна до конца октября этого года оплатить «Газпрому» 2 млрд дол. в счет долга за газ, поставленный в ноябре – декабре 2013 г. и в апреле – июне 2014 г., а до конца года – еще 1,1 млрд дол.

Кроме того, Киев должен будет купить по предоплате еще 5 млрд куб. м газа по временной цене 385 дол. за 1 тыс. куб. м для обеспечения внутреннего потребления и поставок газа в ЕС.

После завершения встречи каждая из сторон озвучила свое представление о результатах договоренностей. И эти представления оказались полны противоречий, которые, в трактовке Г. Эттингера, правительства Украины и России смогут урегулировать в ближайшее время, когда будет организована новая встреча с участием не только топливных министров, но руководителей «Газпрома» и «Нефтегаза». «Мы стремимся заключить договор, который будет действовать до конца марта будущего года, и таким образом, для наших граждан мы сможем обеспечить гарантию газоснабжения», – подчеркнул Г. Эттингер.

Всего к 1 января 2015 г. «Нефтегаз» в качестве оплаты уже закачанного в подземные хранилища газа перечислит 3,1 млрд дол. из общей суммы задолженности в 5,2 млрд дол. – это оценка «Газпрома», которую в украинском правительстве не признают, поскольку между сторонами существуют ценовые противоречия. «Гарантами оплаты долга “Нефтегаза” в 3,1 млрд дол. могут выступить международные финансовые учреждения, например Всемирный банк», – сказал министр энергетики РФ А. Новак.

Он также обратил внимание, что у Москвы и Киева сохраняется «несколько разное понимание реструктуризации оставшейся задолженности» в 2,2 млрд дол., которые должны быть сняты в ходе судебного разбирательства между «Газпромом» и «Нефтегазом» в Стокгольмском арбитраже. Премьер-министр Украины А. Яценюк в свою очередь  прогнозирует, что его результаты могут быть объявлены через год.

Пока же Еврокомиссия предложила конфликтующим сторонам оформить временное соглашение на поставку заявленных 5 млрд куб. м российского газа. Но в случае суровой зимы, как сообщил А. Новак, этот объем может увеличиться до 12 млрд куб. м. «Все, что пойдет сверх 5 млрд куб. м, будет представлять собой опцион, возможность дальнейших поставок. Этот опцион будет действовать до конца марта будущего года», – отметил Г. Эттингер.

Как уточнил позже А. Новак во время встречи с премьер-министром РФ Д. Медведевым, Россия готова поставить в Украину до 10 млрд куб. м газа, которые необходимы для прохождения осенне-зимнего периода. «Газпром» может поставить «Нефтегазу» минимальные объемы – 5 млрд куб. м по системе takе-or-pay и в режиме предоплаты, «Нефтегаз» обязан будет оплатить в режиме предоплаты газ в объеме 5 млрд куб. м. При этом дополнительным аукционом может быть еще 5 млрд куб. м, но уже не по системе take-or-pay, а по системе дополнительных заявок, если таковые понадобятся в результате зимнего прохождения и температурного режима», – сказал министр энергетики РФ.

Однако такие планы могут не состояться, если в ближайшем будущем правительства России и Украины не согласуют временные условия газового сотрудничества. И тогда, по словам еврокомиссара, существует опасность повторения ситуации января 2009 г., когда «Газпром» перекрыл транзит газа в Европу по украинской газотранспортной системе. «Отдельные страны ЕС и Украина останутся без газа», – предупредил он. Однако «это невыгодно никому, в том числе России, которой нужно этот газ продавать».

Опасения Г. Эттингера являются обоснованными. Несмотря на то что Украина якобы согласилась в Берлине на закупки российского газа по 385 дол. за 1 тыс. куб. м предстоящей зимой, с Россией еще предстоит согласовать механизм формирования этой цены.

А. Новак отметил, что временная цена для Украины может быть сформирована за счет предоставления скидки в 100 дол. с определенной действующим договором между «Газпромом» и «Нефтегазом» стоимости газа в 485 дол. за счет пошлины». Он не исключил, что поставка 5 млрд куб. м газа в Украину может быть оформлена за счет «отдельного механизма», но суть его не прояснил.

Ю. Продан настаивает, что решения российского правительства не должны влиять на формирование временной цены: «Для нас это принципиальная позиция: цена должна быть коммерческой, независимой от решений российского правительства». Кроме того, в его трактовке выглядят иначе условия погашения задолженности «Нефтегаза» перед «Газпромом» и предоплаты за поставку 5 млрд куб. м газа. По словам Ю. Продана, Украина была согласна до октября внести предоплату в 1,9 млрд дол., а уже после этого начать погашение 3,1 млрд дол. долга тремя траншами: 1,5 млрд дол. до ноября, 800 млн дол. в ноябре и 800 млн дол. в декабре.

По сути, переговоры в Берлине не приблизили «Газпром» и «Нефтегаз» к компромиссу. Поэтому велика вероятность, что дефицит газа на украинском рынке в отопительный сезон будет нарастать, превысив заявленные ранее правительством 5 млрд куб. м. Такой сценарий может проявиться с января, когда традиционно идет наиболее активное использование газа из подземных хранилищ.

Для оценки потенциального дефицита в «Нефтегазе» используют два рабочих варианта сценариев: минимального и максимального поступления газа на внутренний рынок. В первом случае в прогнозном балансе поступления и распределения газа в Украине на первое полугодие 2015 г. дефицит составит 4,114 млрд куб. м газа. Во втором случае дефицита, возможно, удастся избежать.

К 1 октября запасы в хранилищах «Укртрансгаза» составляли 16,7 млрд куб. м. Это гораздо меньше, чем 17,6 млрд куб. м к началу отопительного сезона 2013–2014 г., заставивших «Газпром» говорить об историческом минимуме запасов, создающем риски для обеспечения транзита. При этом в отличие от предыдущих лет далеко не весь накопленный газ принадлежит «Нефтегазу».

Компания не уточняет, какой объем газа в хранилищах принадлежит непосредственно ей. Однако еще в конце июня пресс-служба Group DF заявила, что свыше 4 млрд куб. м в ПХГ принадлежит группе миллиардера Д. Фирташа. Также в июне Высший Хозяйственный Суд разрешил «Укрнафте», подконтрольной группе «Приват» И. Коломойского, продать промышленным потребителям 2 млрд куб. м газа из находящегося в хранилищах объема.

Таким образом, «Нефтегазу» на сегодняшний день может принадлежать порядка 10 млрд куб. м. Учитывая, что до 5 млрд куб. м в хранилищах составляет так называемый буферный газ, который нельзя поднять, доступный компании запас выглядит еще скромнее.

Между тем, газа зимой нужно много. Как заявил экс-гендиректор «Укргазвидобування» И. Рыбчич, перезимовать без российского газа можно было бы имея 16 млрд куб. м запасов на начало января. Минимально необходимый Украине объем газа зимой, по его оценке, составляет 240 млн куб. м в сутки – больше сократить потребление не получится. Собственная добыча обеспечивает 55 млн куб. м. Реверсные поставки газа по всем возможным направлениям – 40 млн куб. м, остальное, около 150 млн куб. м в сутки, придется добирать за счет запасов в хранилищах. Когда же грянут морозы, суточное потребление увеличится до 300 млн куб. м, а то и больше, что истощит запасы еще быстрее.

Однако обстоятельства на газовом рынке складываются в пользу пессимистического сценария, который рассчитывался с учетом поступления газа от европейских компаний. Потому что «Газпром» направляет усилия на перекрытие реверса газа из ЕС в Украину. Недавно прекратились поставки из Венгрии и Польши. Такое же развитие ситуации вероятно для Словакии, что подтверждают недавние прецеденты, когда уменьшение суточного экспорта российского газа в эти страны негативно отражалось на реверсе с их территории в Украину.

Власть РФ придерживается той точки зрения, что «заключенные контракты “Газпрома” с европейскими компаниями не предусматривают реэкспорта». «Мы надеемся, что наши европейские партнеры будут придерживаться заключенных договоренностей. Лишь это может гарантировать бесперебойные поставки европейским потребителям», – предупредил А. Новак.

Ранее Премьер А. Яценюк заявил, что благодаря расширению возможностей по закупкам газа в Европе, транспортировка которого осуществляется с территории Словакии, Польши и Венгрии, «Нефтегаз» заместил 40 % газа, поступавшего раньше от «Газпрома». Но реверсные поставки – это, по сути, реэкспорт излишков российского ресурса, поступающего в адрес европейских компаний. В статистике «Газпрома» реверсные поставки учитываются как экспорт в дальнее зарубежье, что улучшает показатели компании.

По сообщениям СМИ, в ближайшее время Украина и РФ должны сообщить в Еврокомиссию о приемлемых условиях урегулирования спора, который возник между странами из-за разногласий в цене газовых поставок и привел к приостановке выполнения действующего контракта между «Газпромом» и «Нефтегазом».

Глава Минэнерго Ю. Продан сообщил, что предложения обеих сторон Еврокомиссия «интегрирует в единую позицию» и это будет непросто, потому что остается много спорных моментов. Однако он надеется, что компромисс будет достигнут, Украина успешно пройдет отопительный сезон, а «Газпром» выполнит свои обязательства по поставкам газа в Евросоюз в полном объеме.

Ожидается, что в ближайшее время станет также известна дата очередного раунда переговоров, в ходе которых Киев и Москва продолжат обсуждение новых взаимоприемлемых договоренностей по газу при участии Брюсселя.

Кроме ценообразования по рыночным принципам, официальный Киев также настаивает на изменении условий договора по транзиту российского газа его потребителям в странах ЕС, чтобы для «Нефтегаза» был обеспечен свободный доступ на европейские газовые рынки. «Тот транзитный контракт, который мы имеем сегодня, не соответствует европейскому законодательству», – отметил Ю. Продан.

Для подготовки официальных выводов по этому поводу создается экспертная группа из представителей Еврокомиссии, «Нефтегаза» и «Газпрома», которая также проанализирует контракты российской корпорации с европейскими газотранспортными операторами. «Вряд ли удастся пересмотреть транзитный контракт до возобновления поставок газа, но украинская сторона стремится согласовать этот вопрос уже сейчас», – подчеркнул министр.

В правительстве А. Яценюка настаивают, что точка передачи российского газа европейским потребителям должна находиться не на западной границе Украины, а на восточной. При такой схеме «Газпром» перестает быть владельцем своего ресурса на российско-украинской границе, а стабильность транзита топлива через украинскую газотранспортную систему полностью зависит от условий партнерских договоренностей «Нефтегаза» с европейскими компаниями.

Выполнение такого условия также расширит возможности Украины по диверсификации газовых поставок и сокращению зависимости от «Газпрома». Российская монополия не сможет влиять на реверс в Украину газа из ЕС. Без прямых же контрактов с европейскими потребителями конкурентные позиции «Газпрома» в регионе будут ослабевать.

3 октября НАК объявил о подписание контракта на поставки природного газа с норвежской нефтегазодобывающей компанией Statoil, крупнейшим акционером которого является правительство Норвегии с 67 % акций, и начале поставок с 1 октября через Словакию.

В пресс-службе «Нефтегаза» отметили, что это первое такое соглашение между «Нефтегазом» и Statoil. По словам главы правления «Нефтегаза» А. Коболева, многочисленные интерконнекторы газа, которые были построены в течение последних нескольких лет в Европе, позволят существенно улучшить энергетическую безопасность как для ЕС, так и Украины.

«За очень короткий промежуток времени, нам удалось разобраться и использовать стандартные европейские практики по торговле газом, в том числе контракты EFET (Европейской федерации энергетических трейдеров), встроить эти практики в рамки внутреннего украинского законодательства. Эта сделка является символом нашей веры в то, что «Нефтегаз» может измениться. Она также на практике доказывает нашу приверженность реформам и способность действовать согласно нормам ЕС», – рассказал главный советник председателя правления главы правления «Нефтегаза» Ю. Витренко.

Отметим, что деталей контракта и ценовые параметры стороны не разглашают. Известно только, что с 1 октября «Нефтегаз» начал получать природный газ по контракту с норвежской нефтегазодобывающей компанией и поставки топлива осуществляются через словацкий газовый коридор в объеме около 12–15 млн куб. м/сутки. Реверсный газ поступает в украинскую ГТС через механизм согласованных договоренностей операторов европейских ГТС и внутриевропейские интерконекторы способом замещения объемов газа. СМИ сообщают, что стоимость норвежского газа для НАКа в настоящее время на границе Украины составляет около 340 долл. за тысячу кубометров.

По мнению украинского правительства, важно не то, какой ресурс и в каком количестве покупает Украина у норвежцев. Важно то, что контракт со Statoil якобы выбивает из рук «Газпрома» главный козырь – обвинения, в первую очередь, его европейских партнеров, что они занимаются реверсом газа, поставленного из России, в Украину, хотя это не предусмотрено их контрактами.

Именно этим и продиктован контракт с Statoil, имеющий целью, кроме диверсификации (реальной или мнимой) поставок, еще поменять правила украинского газового рынка в соответствии с европейским режимом. Во многих (не во всех!) отраслях энергорынка ЕС действует так называемый Третий энергопакет – свод правил, регулирующих работу в сфере поставок и распределения энергоносителей. Главный его постулат гласит, что международное транспортировки газа и внутренняя дистрибуция полностью отделены от продавца. Сам же рынок максимально либерализирован, и на нем работают много компаний.

Например, поставляя газ из Словакии, у «Нефтегаза» не было контракта с крупнейшей тамошней газовой компанией SPP. Ресурс поставлялся всего лишь через эту страну по контрактам, заключенным с другими европейскими трейдерами, в частности, из Германии (например, RWE). Одним словом, газовый рынок ЕС – это один большой котел, в котором смешивается газ, поставляемый с разных источников, и уже на свободном рынке его покупает «Нефтегаз». В этом свете контракт с норвежской Statoil ничем не отличается от десятков других. С одним лишь исключением – Statoil сама добывает газ.

Препятствовать реверсу «Газпром» начал в сентябре, когда Украина импортировала со стороны Европы 986 млн куб. м природного газа. Со стороны Словакии в Украину – 779 млн куб. м газа, со стороны Польши – 117 млн куб. м, со стороны Венгрии – 90 млн куб. м. Следует уточнить, что это были максимальные с технической стороны и сезонных обстоятельств объемы поставок в Украину. По оценкам экспертов (Д. Марунич, В. Боровик), цена реверсного газа сентября 2014 г. для Украины колеблется в пределах 350–370 дол. за 1 тыс. куб. м, соответственно среднегодовая цена объективно будет выше.

Традиционно сентябрь – последний месяц закачки газа в подземные хранилища. Вслед за этим они переводятся в нейтральный режим (обычно до двух недель), и начинается отопительный сезон, когда газ в хранилища не закачивается, а извлекается из них для нужд экономики.

Россия в ответ сократила поставки газа сначала в Польшу и Венгрию, а позже и в Словакию. «Словацкий импортер газа SPP зарегистрировал падение объемов поставляемого газа на 50 %», – заявил премьер-министр Словакии Р. Фицо. И если он пообещал выполнять договоренности с «Нефтегазом» по газовым поставкам, то глава венгерского правительства В. Орбан предпочел иную тональность в своем комментарии. «Украинцы могут на нас надеяться, но мы не можем помогать другим, если это представляет угрозу нашей собственной энергетической безопасности», – сказал он.

Поскольку реверс прямо не запрещен, но и не разрешен контрактами «Газпрома» и его европейскими контрагентами, Кремль использует другую тактику. Официальные лица российского монополиста заявляют, что просто не имеют достаточных объемов для поставок. В этих условиях «Газпром» вполне может пойти на снижение поставок газа в ЕС, создавая таким образом искусственный дефицит на спотовом рынке, что будет вести и к повышению цен, которая составляет пока около 385 дол. за 1 тыс. куб. м. Руководство компании постоянно заявляет о том, что не планирует приостанавливать поставки газа по заключенным контрактам, однако этого и не требуется – достаточно выполнять минимальные обязательства во время сезонного потребительского всплеска в странах ЕС, тем более в условиях существенного снижения мировых котировок на нефть, к цене которой привязана цена российского газа.

Без поддержки ЕС и США Украина не сможет противостоять давлению «Газпрома». В самом Евросоюзе нет единого мнения по поводу перспектив развития сотрудничества с «Газпромом», который оппоненты президента РФ В. Путина называют «геополитическим оружием Кремля». Еврокомиссар по энергетике Г. Эттингер высказывал опасения, что сложившаяся ситуация может помешать стабильному транзиту российского газа через Украину предстоящей зимой. Чтобы избежать такого поворота событий, Еврокомиссия стремится поспособствовать урегулированию спора с «Газпромом».

Недавно Премьер-министр А. Яценюк прогнозировал, что судебное решение Стокгольмского арбитража по этому поводу станет известно через год. В Кабмине признают, что Украине для успешного прохождения зимы не хватает 5 млрд куб. м российского газа. Поэтому в украинском правительстве рассчитывают либо на подписание временного соглашения с «Газпромом» сроком до 31 марта 2015 г., либо на промежуточное решение Стокгольмского арбитража, которое, как заявил А. Яценюк, обозначит «временную цену» и «временные условия» поставок газа в Украину. «Сейчас это уже вопрос энергетической безопасности Европы», – прямо констатировал украинский Премьер.

Интересным остается и вопрос возможной оплаты «Газпромом» транзита газа по украинским газопроводам. Недавно стало известно, что «Газпром» предлагает внести изменения в российское законодательство, чтобы получить возможность оплачивать транзит газа через Украину за счет долга украинской стороны за газ. Для этого необходимо внести поправки в закон о валютном контроле и валютном регулировании. С просьбой разрешить взаимозачет требований по оплате транзита и газа «Газпром» обратился в письме к президенту В. Путину. По данным российских СМИ, Минфин, Минэкономразвития, Росфиннадзор и Центробанк поддержали это предложение. «Поправки оправданы в связи со сложившейся ситуацией на территории Украины и для обеспечения защиты государственных интересов и интересов российских предприятий при осуществлении внешнеэкономической деятельности», – говорится в отзыве Росфиннадзора.

«Газпром» в своей отчетности по РСБУ за II квартал сообщал, что из-за большого долга Украины с ней могут «появиться неденежные формы расчетов за газ», но суть не раскрывалась. Сейчас долг «Нефтегаза» перед «Газпромом» составляет 5,3 млрд дол. Украина не признает такую сумму долга и отказывается платить, не соглашаясь также с ценой газа.

По словам источника в российской делегации 26 сентября на трехсторонних переговорах «возможность взаимозачета между “Газпромом” и “Нефтегазом” не обсуждалась». Представитель Еврокомиссии лишь сообщил, что дата и место для новых трехсторонних переговоров обсуждается. Также комиссия по итогам переговоров отправила проекты соглашения в Москву и Киев, отзывы получила, но их содержание не раскрывается. 

По мнению экспертов, если трехсторонние переговоры завершатся успешно, то возможность взаимозачета позволит «Нефтегазу» частично уменьшать долг в счет транзитных платежей. Но если переговоры ни к чему не приведут, или от взаимозачета Украина откажется, возможность оплаты транзита живыми деньгами будет рассматриваться «в зависимости от ситуации».

В то же время цена транзита зависит от цены газа для Украины, чем она выше, тем дороже транзит и наоборот. Но в связи с тем, что Украина настаивает на цене газа в 268 дол. за 1 тыс. куб. м, а «Газпром» – на 485 дол., каждая из сторон стоимость транзита считает по-своему. По расчетам «Газпрома», его аванс за транзит закончился еще в середине июля, «Нефтегаз» же считает, что аванс еще не выбран. «Газпром», исходя из своих расчетов, уже пытался доплачивать «Нефтегазу», но тот эти платежи возвращал.

Для возобновления поставок газа в Украину «Газпром» требует частичной оплаты долга и предоплаты за будущие поставки. «Но у “Нефтегаза” денег недостаточно, поэтому возможность взаимозачета была бы ему выгодна», – считает директор Киевского института энергостратегий Д. Марунич. По сути, раньше происходило то же самое, но в иной форме, отмечает он. «Газпром» давал авансы за транзит, а «Нефтегаз» этими деньгами оплачивал газ. Ежегодно за транзит Украина получает около 3 млрд дол., это больше половины долга, замечает замдиректора Фонда национальной энергобезопасности (РФ) А. Гривач. В то же время до сих пор Украина саботировала переговоры, не исключено, что откажется и от этой схемы, и в этом случае «Газпром» вполне может отказаться платить за транзит живые деньги даже при угрозе остановки транзита, считает эксперт.

Непосредственно от сложившейся ситуации зависит и судьба реформы системы управления ГТС Украины. Еще 4 июля Верховная Рада положила начало реформе «Нефтегаза». Согласно Закону Украины «О внесении изменений в некоторые законы Украины о реформировании системы управления единой ГТС Украины» предусматривается выделение из структуры НАК «Нефтегаз Украины» ПАО «Укртрансгаз» – оператора украинской газотранспортной системы.

Дальнейшая схема проста: на базе «Укртрансгаза» создаются два независимых предприятия – оператор системы и оператор подземных газовых хранилищ (ПХГ). ГТС и ПХГ при этом останутся в государственной собственности, но вот управлять ими частично смогут другие контрагенты – компании из Европы и США (закон отсекает российские компании от участия в конкурсе).

Еще в 2012 г. бывший вице-премьер Ю. Бойко предлагал начать процесс реформирования НАК – корпоратизацию. Тогда внутри газового гиганта были созданы акционерные общества, а также были оценены непрофильные бизнесы, подлежащие выделению в отдельные структуры. «Мы создали акционерные общества, сейчас направили закон об отмене запрета на приватизацию. После приватизации компании она будет действительно реально разделена», – пояснял тогда Ю. Бойко.

Он подчеркивал, что приватизация компании рекомендована ведущими зарубежными консультантами, так как это будет способствовать повышению ее прозрачности и позволит привлечь существенные средства.

После присоединения к Европейскому Энергетическому Сообществу в 2010 г. Украина взяла обязательство поделить НАК на самостоятельные подразделения. Согласно положениям Третьей директивы Энергетической хартии (т. н. Третий энергопакет), вертикально интегрированные холдинги в энергосекторе, которые занимают монопольное положение на рынке, должны быть разделены по видам бизнеса (добыча, транспорт, трейдинг). Европейское Энергетическое Сообщество хочет, чтобы Украина реформировала «Нефтегаз» до 2015 г., и новый закон частично исполняет данное требование.

Потребность в отделении «Укртрансгаза» назрела давно. Пребывая в составе «Нефтегаза», оператор ГТС зачастую оставался без средств, хоть, по сути, оплату за транзит газа должен получать именно он. Однако ситуация складывалась иначе: транзитные деньги попадали на счет головной компании – «Нефтегаз Украины» и до конечного звена в цепочке не доходили. В итоге УТГ был вынужден кредитоваться, как объясняли в самой компании, для «перекредитования и обеспечения бесперебойного функционирования украинской ГТС» (например, в 2013 г. общая сумма таких заимствований составила 1,2 млрд грн). Собственных средств у компании не хватает: за минувший год здесь получили 1,254 млрд грн чистого убытка при 15,695 млрд грн дохода. Это при том что в июле 2013 г. «Газпром» заплатил за прокачку «Нефтегазу» аванс до 2015 г. в размере 1,5 млрд дол.

Согласно утверждениям «Газпрома», с начала 2012 г. общая сумма таких авансов составила 5,15 млрд дол. Плановые же расходы украинского оператора ГТС куда как меньше. По данным компании, в год для подготовки к отопительному сезону и на осуществление текущих ремонтов, УТГ требуется около 890 млн грн. «Нефтегаз» помочь своей «дочке» также не в силах, потому что, согласно обнародованным данным, за предыдущий год компания получила колоссальный убыток – 12,52 млрд грн. В 2012 г. она сработала в «минус» на 10,27 млрд грн. Однако так было не всегда – в 2011 г. «Нефтегаз» получил чистую прибыль в размере 7,764 млрд грн. Интересно в этом контексте и то, что «Нефтегаз» по-прежнему не платит «Газпрому» за полученное в течение ноября – декабря 2013 г. и апреля – июня 2014 г. топливо.

И в правительстве, и в экспертной среде отмечают, что в стране назрела потребность модернизации системы, а на это понадобятся солидные средства. В Европейском банке реконструкции и развития называют сумму в 5–7 млрд дол. – это то, что понадобится для комплексной реконструкции действующих магистралей. Аналитики отрасли говорят об аналогичных масштабах. По мнению эксперта С. Дяченко, только на модернизацию части магистрального газопровода Уренгой – Помары – Ужгород потребуется около 2 млрд дол., остальные потребуют еще около 4 млрд дол. – при условии строительства новых компрессорных станций и линейных объектов.

«Газпром» же с такими оценками не согласен. В начале сентября этого года официальный представитель компании С. Куприянов сообщил, что стоимость таких манипуляций с ГТС достигнет 19,5 млрд дол. и при этом не снимет рисков для транзита топлива в Европу.

Вряд ли украинская ГТС столь стара, что потребует таких значительных вливаний. Большая ее часть строилась в 70–80-х годах прошлого века и не успела настолько устареть. Да и эксперты сходятся во мнении, что даже с учетом износа, ГТС дорогого стоит – цена на актив в целом может составить 25–29 млрд дол.

Глава «Нефтегаза» А. Коболев приводит более широкий диапазон – от 25 до 35 млрд дол. В компании BakerTilly, которую ранее «позвали» провести оценку ГТС, по данным источников в Минэнергоугля, называют уже 27–29 млрд дол. Стоимость же «газпромовского» «Южного потока», который РФ предлагает в качестве альтернативы украинской системе, – 22,5 млрд евро.

Предполагается, что новая система организации функционирования ГТС (транспорт отдельно, хранение отдельно) позволит сделать новосозданные компании более прозрачными и привлечь инвестора. Именно с этой целью Украина сейчас и ищет партнеров для оперирования объектами. По словам министра энергетики и угольной промышленности Ю. Продана, квалификационные требования для участников конкурса по ГТС будут определены уже к началу 2015 г. Одним из плюсов (или минусов) может стать повышение транзитной ставки газа – в конце 2013 г. она составляла  3,03 дол. за 1 тыс. куб. м на 100 км, в то время как в ЕС она колеблется между 2–8 дол. Эксперты отмечают, что повышение платы за транспортировку позитивно скажется на выручке УТГ, позволив дополнительно получать около 2,5 млрд дол. в год, но вызовет подорожание ресурса для конечного потребителя в Европе.

Хоть Украина и сохраняет за собой 51 % доли в операторе ГТС, а 49 % будут отданы иностранным компаниям, исключая российские, отнюдь не все инвесторы заинтересованы в проекте. Аналитик рынка М. Гончар допускает, что проектом могут заинтересоваться действующие в ЕС газовые трейдеры, а также компании из США. Впрочем, ни в Shell, ни в Chevron пока не подтвердили возможных планов на оперирование газотранспортной системой Украины. Остаются компании по типу германской RWE Supply&Trading или польской PGNiG.

В правительстве считают, если Украине удастся привлечь инвестора в ГТС, «Газпром» не сможет использовать свои аргументы для постройки «Южного потока», призванного вывести из Украины значительную часть транзита (планируемая мощность газопровода – 63 млрд куб. м; транзит через Украину в 2013 г. составил 86,1 млрд куб. м). Европа будет сама заинтересована в том, чтобы транзит был надежным и граница рентабельности действия ГТС в 60 млрд куб. м соблюдалась.

Также привлечение инвесторов может поспособствовать переносу точки приема газа с западной границы Украины на восточную и прямому заключению контрактов на транспортировку ресурса уже с украинским УТГ. Это обезопасит Украину от обвинений в воровстве газа, а также отстранит «Газпром» от виртуального управления ГТС.

Касательно оперирования ПХГ, то здесь контрагентов может быть довольно много. В 2013 г., при экс-министре энергетики Э. Ставицком, обсуждалась идея создания газового хаба на территории Украины. Страна обладает 12 подземными хранилищами общей вместимостью 31 млрд куб. м. Ежегодно они используются лишь на 2/3, и остальную часть наша страна могла бы сдавать в аренду либо создать новый рынок топлива. Стоимость хранения газа в украинских ПХГ с середины 2013 г. составляет 46,2 грн/1 тыс. куб. м (значительно дешевле, чем на Западе), при этом закачка и выкачка обходится почти в три раза дороже в сравнении с хранением, плюс коммерческая наценка.

Но существует один нюанс, который ставит под вопрос повышение прозрачности системы. По словам эксперта В. Землянского, у «разделительной истории» есть один весомый риск. «Украинская газотранспортная система – комплекс магистральных и локальных газопроводов, компрессорных и распределительных станций и подземных хранилищ, и функционируют они единым комплексом. В случае же разногласий между операторами и контрагентами ГТС и ПХГ, вся схема рушится, ведь магистраль без хранилищ – просто “труба”, а хранилища без “трубы” на транзит смогут хранить газ только от реверсных поставок из ЕС, и тогда целесообразность работы ГТС оказывается под вопросом», – заявил он.

Очевидно, что «Газпром» ныне настойчиво предъявляет странам ЕС в том числе и данный аргумент в борьбе за строительство «Южного потока». Естественно, Европе, как конечному потребителю, такой «профиль» украинской ГТС может и не понравиться. Но окончательный успех или провал намерения с разделением «Укртрансгаза», возможно, покажет время и то, какие компании решат помочь Украине с модернизацией второй по величине «трубы» в Европе.